Interview with Irina Volkovich, founder of DIALOG Theater

New York Plus Plus

THE RUSSIAN CULTURAL NEWS

Friday, May 17, 2013

Interview with Irina Volkovich, founder of DIALOG Theater. In Russian.

Наташа Шарымова

А Я ВСЕ РАВНО ОСТАЮСЬ ЛЕНИНГРАДЦЕМ…

Интервью с Ириной Волкович, основателем и руководителем театра «Диалог»

irina

О Ирине Волкович я впервые услышала от Нины Аловерт, известного фотографа и балетного критика. Году в 2003 или 4.Немного позже, в разговоре по телефону о ней упомянул поэт Лев Лосев, собиравшийся в Нью-Йорк на выступление из своего академического Ганновера. По их словам Ирина Волкович, родившаяся в Ленинграде, постоянно устраивает здесь, в Нью-Йорке, культурно-значимые события: то Смехoва с воспоминаниями пригласит из Москвы на встречу со зрителями, то – Владимира Войновича, то – Евгения Рейна, то – Дину Рубину, Mайю Туровскую… А то – и спектакль покажет из жизни персонажей, принадлежащих к давно минувшим дням.
Я сама всю жизнь устраивала фестивали, встречи, литературные чтения, всегда работала «массовиком-затенйником», и Ирина Волкович, функционирующая на берегах Гудзона, была мне интересна, человечески и профессионально. Мы познакомились, и я сделала с ней несколько интервью для русской прессы.
Сейчас, когда прошло уже столько лет, особенности деятельности Ирины Волкович, промоутера и продюсера, сценариста и режиссера, проявились полностью. Где бы Ирина Волкович ни работала, она привносит в свои служебные обязанности творческое начало, ощутимую просветительскую ноту и поднимает планку (должна заметить, что Ирина не одинока, многие иммигранты из России, трудящиеся в сходных сферах, стараются –насколько позволяют бюджеты – «держать марку» и обращаются к «высокой культуре»). Ирина Волкович, в начале «нулевых» работавшая в Центральной Бруклинской Библиотеке, и наряду с поэтическими и литературными чтениями, основала театр “Диалог”, который существует уже 10 лет. Сейчас репертуар театра – это спектакль «Темные аллеи», посвященный Ивану Бунину, «Свеча горела…», посвященный Борису Пастернаку, «Эхо любви» – Николаю Эрдману и Ангелине Степановой, «Жизнь коротка» – Сергею Довлатову, «В зеркалах» – «Бродячей собаке», «Я говорю с тобой из Ленинграда…» – блокаде города. Все эти постановки обращаются к знаковым фигурам русской культуры, знакомят новые поколения читателей/зрителей с высокими образцами прозы, поэзии и эпистолярного жанра. Ирину Волкович, как автора, интересуют человеческие отношения, «романы века» на широком историческом фоне, который дает неистощимый материал для драматургических поворотов. Увлеченность Ирины Волкович разделяют и коллеги по театру, и нью-йоркские зрители.
В далеком 2003 году Ирина Волкович создала театрализованную программу «Салют, Санкт-Петербург!». Сейчас новый спектакль будет показан в Публичной библиотеке Нью-Йорка: Питеру исполняется уже 310 лет!
В преддверии этого радостного дня, я поговорила с Ириной Волкович, запись нашей беседы предлагаю вниманию читателей газеты «В Новом свете».

– Ирина, много лет назад вы основали Литературный театр «Диалог», что само по себе необычно в англоязычном литературном и театральном пространстве. То есть вы заведомо сократили свою аудиторию, ограничив ее русскоязычной публикой, оставив за бортом, так сказать, «местное население». Чем был обусловлен ваш выбор? Чувствуете ли вы – и ваши актеры – себя комфортно в этой ситуации? Пытаетесь ли вы преодолеть это «одноязычие»? Три вопроса.
-Литературный театр “Диалог” родился естественным путем из литературно-театральных программ, которые я проводила в Бруклинской Публичной библиотеке. Первая программа “Салют, Санкт-Петербург!”, посвященная 300-летию Северной столицы имела феноменальный успех. Мы сделали ее на двух языках: русском и английском.
На наши спектакли “Темные аллеи”, “Свеча горела” и др. приходили сотни людей, мы сыграли их по 15-20 раз в разных местах: в галереях, в культурныx центрax, в библиотекax. Аудитория в основном – русскоязычнaя. Но приходили и американцы-студенты, изучающие русский язык и нью-йоркские актеры, просто чтобы послушать музыку русского стиха. Сейчас мы готовы к расширению аудитории, мы собираемся снабдить спектакли английскими титрами, как это делается в Метрополитен опере.
– Ваш театр «Литературный». Это значит, что вы обращаетесь к читающей публике. Сказывается ли на вашей деятельности то, – об этом много пишут во всем мире, что люди стали читать меньше? Что изменилась роль «литературы – учителя жизни» и роль «писателя – пророка»?
-Бесспорно, перемены в обществе влекут за собой перемены и роли литературы. Очевидно и другое, наша современная “клиповая” жизнь не располагает к чтению. По словам режиссера С. Женовача «книга — это то, с чего начинается все. Это огромный труд — быть один на один с книгой. Читательская культура, к сожалению, уходит. А театр — то место, где можно читать коллективно».
Вот мы и “читаем” вместе со зрителем.
На последней премьере “В зеркалах” было человек 500, и не все попали. Русское культурное наследие, по моему, будет волновать людей еще очень долго. Драматургически спектакли решены кaк синтез поэзии, музыки, документалистики, и отдельных игровых сцен. Мы приглашаем зрителя к эмоциональному сопереживанию, к диалогу. Ведь не даром театр называется “Диалог”. Происходит то, о чем мы больше всего мечтаем:зрительный зал нам отвечает. Как мы это понимаем? По тишине, порой кажется, что никто не дышит.
– Согласны ли вы с высказыванием Иосифа Бродского, что «поэзия» – высшая форма литературы и вершина человеческой деятельности (цитирую приблизительно)?
-Трудно не согласиться. Нобелевская речь Бродского содержит столько потрясающих и столь простых мыслей. “Роман или стихотворение — не монолог, но разговор писателя с читателем .. роман или стихотворение есть продукт взаимного одиночества писателя и читателя”.(Бродский).
Вот видите – опять диалог, только в данном случае писателя с читателем. А поэзия, да, высшая форма творчества. Ведь не даром, когда мы восторгаемся прозой мы сравниваем ее с поэзией. Новеллы Бунина, например.
– Как вы считаете, общий тон нью-йоркской жизни это – деньги, деньги, деньги? И слава… Опять цитирую Бродского, это из его шуточного письма Виктору Голышеву, переводчику: «Здесь главное – как сделать доллар и как, после него, другой» (конец цитаты). Письмо датировано 22 мая 1974 года. Так ли это лично для вас? Изменилось ли что-либо в этих империях? Прошло почти 30 лет.
– Опять же трудно не согласиться с Бродским. Кто-то, возможно, и сейчас спустя 30 лет, живет по тем же законам. Но я категорически не отношу эти правила к нам, артистам, художникам, декораторам театра “Диалог”. Существуют другие более высокие параметры нашей жизни и наших целей. Какие? Да хотя бы просто стоять на сцене после окончания спектакля, слышать аплодисменты, и понимать, что зрители так же счастливы как и мы, что диалог наш состоялся.
– В Нью-Йорке нет постоянного репертуарного театра. Нет театральной труппы психологического театра. Хотя несколько школ преподают по системе Станиславского. Что из последних постановок вы видели и что вам нравится?
– Из последних NY постановок… Безусловно, “Свет с небес”, о сложной трагической судьбе Б. Пастернака и Ольги Ивинской, по пьесе Скоттa Сиклес . Наташа, вы, конечно, понимаете, что может значить для меня спектакль о героях, судьбе которых я посвятила сценарий “Свеча горела”. Я шла с некоторой настороженностью, смогут ли они передать всю драму судеб, которые казалось бы так далеки от них… Смогли, тонко, ничего лишнего, слезы на глазах зрителей.
Я задержалась после окончания, хотелось узнать почему они взялись за эту тему, что их волновало. Я рассказал драматургу Скотту Сиклесу, что тоже работала над подобным сценарием и знакома с дочкой Ольги Ивинской- Ириной Емельяновой. Трудно описать эмоции, которые овладели нами. Артистки играющие Ольгу и Ирину плакали, задавали много вопросов. Мы думаем сейчас о совместном проекте.
Очень понравился диалог Кевина Клайна и Дианн Вист в литературном чтении “Я беру ваши руки в мои”,это любовные письма Антона Чехова k Ольге Книппер и последние постановки театра Степ “Ask Joseph” и театра Хaверин “Играем Чехова”.
– Начиная с 60-х годов, в Нью-Йорке бурно развивался авангардный театр. Используете ли вы в своих спектаклях этот опыт?
– Да, это было интересное время. Но нет, этот опыт не “прикладывается” к жанру литературного театра. Мне быстрее близок опыт театра на Таганке с их “поэтическими представлениями”. Время меняется, ритмы меняются, театральным пространством все больше овладевают видео- и лазерные технологии, но основа литературных спектаклей остается.
– Ну, я совершенно с вами не согласна, и сошлюсь на постановку Роберта Уилсона “Сонетов” Шекспира в Берлине.По-моему, после этого шедевра нельзя к литературному театру относится по-старинке. Уилсон раздал тексты английского бард актерам, создал несколько персонажей и выстроил отношения между ними, трагические и комические одновременно, как в жизни. Художник одел героев в какие-то сверх-костюмы, в которых органично и вызывающе сочетается историческая достоверность и современная интерпретация. Все это можно на посмотреть Youtube. О Уилсоне о могу говорить бесконечно, вернемся к вам…Расскажите об артистах театра «Диалог» и других участниках вашей труппы. Как вы встретились?
– Представьте себе, 2003 год, год 300 летия Санкт-Петербурга. Мне дана возможность подготовить празднование в Бруклинской Центральной библиотеке. Мне рекомендовали многих артистов, но не все подходили с моей точки зрения. Остались: Елена Соловей, Рустем Галич, Сергей Побединский, Сергей Гордеев – все они с той, первой программы “Салют Санки-Петербург!”
Для меня же это был первый опыт сценариста и режиссера. А потом были “Темные аллеи”, “Свеча горела”, “Я говорю с тобой из Ленинграда”, “Эхо любви”, “В зеркалах”, “Жизнь коротка..” К нам присоединялись другие актеры, они были необходимы для новых постановок: Инна Есилевская, Роман Фрейд, Светлана Кифа, Лиза Каймин, Наташа Романова, Снежана Чернова, Ирина Загорнова. Сейчас с нами работают художник Кира Меламед; звукооператор Юрий Авезов; фотограф Сергей Левочко. Почти всегда с нами наш большой друг Роул Джакман, автор видео документальных клипов. Надо упомянуть, что Роул-афро-американец, не знает русский язык, но каким -то удивительным образом погрузился в русскую литературу.
– Ваши актеры – настоящие подвижники. Насколько я понимаю, они все должны где-то работать… Как вы и где репетируете, у каждого же свои заботы и дела? Как меняется состав вашей труппы?
Да, это точное определение. Мы все единомышленники. Конечно, все работают в разных местах, заняты в других творческих проектах. Рустем сейчас много гастролирует в России, Побединский-участник многих концертов, Гордеев-ведущий на НТВ. Но мы объединились на волне нашей любви к литературе, поэзии и добрых отношений друг к другу. А быть на сцене, чувствовать дыхание зала, я кажется уже говорила об этом, это то самое актерское счастье, которе с нами уже 10 лет. Репетируем в основном у меня дома, начинаем на кухне, чтобы обменяться новостями и планами за чаем; на каком то периоде репетировали в Шорфронте. Есть конечно свои традиции, воспоминания, шутки. В каждом почти выступлении есть какие-то промахи, что-то непредвиденное. На премьере “В зеркалах” например у Наташи Романовой оборвалась лямочка на платье, хорошо что был шарф. Ребята до сих пор жалеют что пропустили момент… Мы стали в каком-то роде за эти годы группой, семьей. Делимся чем-то личным…
– Понятно, почему вы для своих спектаклей выбираете имена-бренды, притягивающие публику: Бунин, Пастернак, «Бродячая собака», Довлатов. Какими качествами должен обладать «исходный материал», чтобы вы почувствовали возможность превратить его в драматическое произведение?
–Наташа, спасибо большое, но все же мои работы не являются драматическими произведениями. Это литературные сценарии, адаптация любимых мною произведений и слов “от автора”, поэтому я привлекаю мемуары, воспоминания. Почему Бунин, Пастернак, «Бродячая собака», Довлатов? Да потому что мне интересны их творчество и судьбы. Я как то была приглашена на Бунинскую конференцию в Орел, рассказала там о работе над “Темными аллеями”. Мой доклад назывался “Бунин в New York” и был встречено очень тепло. Сейчас у меня готов новый сценарий – история любви Ремарка и Марлен Дитрих. Мечтаю поставить спектакль в ближайшее время.
– Нет ли у вас желания, планов познакомить публику с каким-нибудь выдающимся автором, который, однако, неизвестен широкой публике. Скажем, Лена Шварц, Лев Лосев или Генрих Сапгир. Можно назвать и другие имена…
– Я приглашала Льва Лосева в Бруклинскую библиотеку с чтением стихов, он уже был болен тогда… Но ставить спектакли о современниках мне трудно….
– Можете ли вы сделать демографический анализ вашей аудитории?
-Я думаю где-то 60% аудитории это люди старше 50 лет. Сейчас стали приходить с детьми и внуками, это очень радует.
– Делаете ли вы что-либо, чтобы обратиться, привлечь молодого зрителя? Летние рок-концерты собирают русскую аудиторию в сотни человек.
Соревноваться с рок концертами в привлечении молодых зрителей конечно трудно…Молодежь приходит и думаю ее будет больше, когда мы будем играть на английском языке или добавим титры.
– В июне вы показываете в Публичной библиотеке спектакль, посвященный 310 основанию Санкт-Петербурга. Что ждет зрителя?
-Да, мы очень рады, что нас пригласили в Нью-йоркскую Публичную Библиотеку (главное здание на 5 Аvе.) выступать 8 июня в 2 часа дня с программой “Салют, Санкт- Петербург! 10 лет спустя!”. После той, первой “Салют, Санкт-Петербург” я поставила пять других спектаклей и программ, посвященных Санкт-Петербургу – Ленинграду или великим Ленинградцам: Бродскому, Довлатову, Шостаковичу, поэтам серебряного века и блокаде. Поэтому было из чего выбрать. Зритель увидит отрывки из наших спектаклей, соединенныe в одно поэтически-музыкальное представление, воспевающее наш любимый Ленинград. А исполнители почти все те же, что 10 лет назад.
Пусть часто приходится нам расставаться
Другие зовут города,
А я все равно остаюсь Ленинградцем
Везде и всегда!
– Сейчас в БАМе будет проходить фестиваль Transcultural Express Events, спонируемый Фондом Прохорова. Не обращались ли вы к российским олигархам с проектом гастролей театра «Диалог» в России?
-Мы уже дважды были приглашены на гастроли в Россию. Самые теплые воспоминания остались у меня о переговорах с Маргаритой Эскиной, директором Московского Дома Актера. К великому горю она ушла из жизни, гастроли не состоялись. К олигархам я не обращалась. В сентябре собираюсь быть в Москве и Ленинграде, посмотрим что получится…

rustem-press
[/expand]
Елена Соловей в Нью-Йорке

Елена Соловей в Нью-Йорке

16.06.2013 15:18

http://vifsaida.com

image005

Сегодня, 16 июня, в старейшем мини-оперном театре Нью-Йорка, основанном еще в XIX веке и открытом после полного забвения в 1997 году, 99 зрителей смогут насладиться игрой блистательной Народной артистки РСФСР Елены Соловей в спектакле “Темные аллеи”.

Спектакль проходит в рамках открывшегося 14 июня Первого Нью-Йоркского международного театрального фестиваля “Русская Сцена”, посвященного 150-летию со дня рождения К.С. Станиславского. Сравнительно небольшое количество заявленных в программе фестиваля театров не говорит о незначительности мероприятия. Важно отметить само стремление организаторов показать какова жизнь русских артистов в различных регионах Америки.

По замыслу организаторов этот фестиваль должен стать для зрителей возможностью познакомиться с русскоязычными драматическими коллективами из разных частей Америки, которые объединены традициями и школами российской театральной культуры. Также, что немаловажно, он подарит жителям и гостям Нью-Йорка возможность услышать звучание русского слова на американской сцене, что чрезвычайно важно для детей и молодых людей из числа потомков русской эмиграции, выросших и воспитанных в англоязычной среде.

Сегодня театр “Диалог” представляет на суд зрителей фестиваля свою постановку “Темных аллей”. Создана она на основе инсценировок из жизни писателя, лауреата Нобелевской премии Ивана Бунина. Повествование основывается на воспоминаниях Ивана Алексеевича, его жены Веры Николаевны и возлюбленной Галины Кузнецовой, а также на поэзии и новеллах “В Париже”, “Солнечный удар” и “Темные аллеи”.

Пролог сразу же завораживает: путешественник идет по кладбищу русских эмигрантов Сент-Женевьев-де Буа, где похоронены Иван Бунин и его жена Вера Муромцева. И вдруг с ним начинает разговор Вера Николаевна (в исполнении несравненной Елены Соловей). Она вспоминает подробности нелегкой долгой совместной жизни с Иваном Алексеевичем. Идея спектакля, композиция и постановка принадлежат директору Культурных программ Shorefront Y Ирине Волкович.

Литературный театр “Диалог” основан в 2005 году. Помимо “Темных аллей” в репертуаре театра следует отметить такие спектакли, как “Свеча горела…”, “Я говорю с тобой из Ленинграда …”, “Эхо любви”, “В зеркалах”. Сценарии, созданные Ириной Волкович, основаны на архивных материалах, подлинных письмах, литературных и музыкальных произведениях; в них использованы редкие документальные кадры.

Театр не раз представлял свои спектакли в разных городах США и Европы. И постановки всегда получали множество положительных рецензий, широко освещались в американской и российской прессе.

автор: Кирилл Петров